Марина Геннадьевна Шапошникова
Музыка

Марина Шапошникова: "Музыка – это часть моей жизни"

Марина Шапошникова, преподаватель музыки. Окончила музыкальное училище им. Л.В.Собинова, МГУКИ кафедра хорового дирижирования. Специализация – организатор творческого коллектива, преподаватель, дирижёр-хормейстер. Стаж работы с детьми более 20 лет.

– Марина, скажите, в каком возрасте Вы познакомились с музыкой, что это была за музыка, как Вы её восприняли?

– С музыкой я с младенчества. Моя мама была преподавателем музыки, бабушка – меломан. Классическая музыка постоянно звучала у нас в доме, бабушка была любительницей оперетт, так что можно сказать, что к музыке приобщаться я начала с пеленок. Когда я стала старше, мама отвела меня в филармонию. Там я впервые услышала орган, который меня потряс. Я не помню свои ощущения, но мама рассказывала, что, когда я услышала орган, замерла в одной позе и, казалось, застыла, так меня потрясло это новое, мощное звучание. Позже я много раз бывала на симфонических концертах, концертах камерной музыки, и это тоже были непередаваемые ощущения. Помню, как впервые попала на концерт юного вундеркинда Евгения Кисина, который был моим ровесником, но в отличие от меня уже божественно играл на фортепиано. Я прибежала домой, тут же открыла ноты, попыталась играть Первый концерт Рахманинова, который исполнял Кисин, но у меня конечно же ничего не вышло.

– Если ребенок (подросток лет 12-13) утверждает, что рок, или поп музыка лучше, чем классика, как бы Вы приобщали его к классике?

– Вопрос как раз ко мне. Моей дочке сейчас 15 лет, и классическая музыка идёт у неё очень тяжело. Она слушает то, что модно в её среде: рэп. Привлекает молодежь в нём, конечно, не музыка, а слова, рождающие в душах подростков отклик. К классике я приобщаю дочь подспудно – включаю передачи канала "Культура", когда транслируют какие-то концерты. Вижу – прислушивается. Вожу в филармонию слушать орган. Он дочке интересен, потому что, по её словам, что-то есть в органе от рок музыки.

– Какие музыкальные авторы нравится лично Вам? Почему?

– Я очень люблю Рахманинова, Скрябина. Почему – не знаю. Наверное, они затрагивают струны моей души. Конечно, с детства люблю Баха, Моцарта, Шопена, Листа, Дебюсси. В этой музыке таится необыкновенная сила, мощь, объём.

– Были ли в Вашей практике преподавания творческие удачи, о которых Вы вспоминаете до сих пор?

– Когда работала в музыкальной школе с младшим хором, у нас часто были концерты, хоровые конкурсы, в которых мы побеждали, были дипломы разных степеней, награды. Выступали на концертах, фестивалях, конкурсах. Наверное, сознание того, что ты воспитал талантливых детей, можно считать творческой удачей.

– Переживаете, если у воспитанника есть потенциальный талант, а он его не развивает?

– Конечно, переживаю, но ничего с этим поделать не могу. Ведь чаще всего талантливый во многом талантлив, и родители, когда это видят, начинают выбирать, в каком направлении ему лучше развиваться. И ты стремишься больше ему дать, иногда сообщаешь родителям о несомненном таланте чада, но они говорят, что музыкой занимаются всего лишь для общего развития. Я прекрасно понимаю их, потому что очень немногие родители планируют для ребёнка карьеру музыканта. 

Но есть и прямо противоположная ситуация, которая доставляет мне переживания. Дети, лишённые музыкального таланта, которые рвутся заниматься. Бывает, что ребёнок бежит, рвётся заниматься, всё даётся ему с великим трудом, долго, и ты понимаешь, что на выходе он не достигнет того результата, на который рассчитывал. Такие детишки вызывают восхищение своим упорством, и, в то же время, мне их жалко, потому что понимаю, какое разочарование их ждёт. 

– Что Вам даёт работа в "Лалеоке"? Есть ли разница в преподавании здесь и в государственном учебном учреждении?

– Конечно, есть. У меня здесь есть свобода выбора: как преподносить материал, сколько времени выделить на какое-то занятие на уроке. Если я чувствую, что дети не усвоили что-то, я дам ещё урок, потом ещё, могу заниматься тем, что им больше нравится. Здесь полная свобода в выборе репертуара, что послушать, попеть, как часто играть в музыкальные игры. Я вижу на их лицах счастье и радость от того, что они могут делать то, что хотят и сколько хотят.

Например, я говорю детям: давайте немножко побудем композиторами и досочиним окончание мелодии. Видели бы вы, сколько счастья было! Все почувствовали себя композиторами, выходят к родителям, поют! Дети почувствовали себя кем-то значимым. Или вот делали мы шумовые музыкальные инструменты. Дома из коробочек, баночек, гречки, спичек мастерили "погремушки" и учились отбивать ими ритм, как на маракасах. Безусловно, я даю своим воспитанникам азы, у нас есть программа, но при наличии такого мощного творческого импульса, свободы действий, ребёнок не "отбывает повинность", как многие ученики музыкальной школы, а учится искренне и крепко любить музыку. И пусть они не станут музыкантами, но будут обладать прекрасным музыкальным вкусом. Он очень пригодится им в жизни.

Архивное интервью


  Мы в Google+
Языковая школа Дмитрия Никитина в Ярославле
Подпишитесь на наши информационные письма: